Идем на рекорд

Антон Расстегаев, журнал Рыболов Elite №6 2006

В «Рыболов-Elite» №3 2006 была опубликована статья Андрея Григорьева — уполномоченного представителя IGFA в России, посвященная международным правилам регистрации мирового рыболовного рекорда. Внимательный читатель, должно быть, заметил, что в длинном списке всевозможных рыболовных достижений есть весьма любопытные графы. И почти наверняка не ускользнули они от тех российских любителей рыбалки, которые жаждут доказать, что наши соотечественники в этом вопросе не хуже каких-нибудь американцев, австралийцев или канадцев.

А в самом деле, почему бы и нет? Так, например, официально зарегистрированный мировой рекорд тайменя в классе лески 50 Lb составлял на момент написания статьи всего 7.2 кг, а в следующем 80-фунтовом классе он измеряется всего 10.9 кг. Оба рекорда, к слову, были оформлены довольно давно, еще в 90-х.

В общем, я решил присоединиться к паре увлеченных московских рыболовов — Михаилу Могутову и Андрею Сильвестрову, — отправляющихся в Хабаровск за тайменем. Идея такова: не только посягнуть на официальный мировой рекорд в этой номинации (что, к слову сказать, вполне посильная задача, если вспомнить, каких тайменей ловят наши авторы в таежных реках Дальнего Востока), он и — главное — попытаться зарегистрировать такой рекорд по всем правилам IGFA.

Моя задача как журналиста сводилась к тому, чтобы вести подробный дневник событий, чтобы потом рассказать читателям, с какими трудностями на этом пути нам пришлось столкнуться.

А основания рассчитывать на успех предприятия были у нас еще и потому, что поведет нашу группу давний друг редакции, настоящий гуру сплавной тайменевой рыбалки, профессиональный рыболовный гид и, что самое главное, обладатель абсолютного рекорда в этой номинации хабаровчанин Юрий Орлов.

День первый, 16 сентября. Вертолетные дела.

Семь с лишним часов лета от Москвы до Хабаровска прошли за разговорами о предстоящем сплаве. У Михаила с собой невероятный запас приманок: воблеры HALCO и RAPALA, крупные 30-40-граммовые «колебалки», вращающиеся блесны №5 и 6 — лишь доля того багажа, который озадаченные грузчики подняли на борт самолета в прямоугольных металлических контейнерах. Правда, за провоз всего этого богатства пришлось внести в казну аэропорта нескромную сумму, но Михаил убежден, что это лишь малая плата за право оказаться во всеоружии нос к носу с хозяином таежных рек — тайменем.

В Хабаровске нас встречает Юрий Орлов. Пойманный им в 1993 году и зарегистрированный по всем правилам IGFA таймень стал в свое время настоящим откровением для американцев. Рыбу весом 41.95 кг ни до, ни после никто больше не ловил! Словом, нас будет сопровождать человек, которму уже приходилось регистрировать подобный трофей, и мы уповали в этом вопросе на его опыт.

Бало одно обстоятельство, которое немного настораживало и нас, и нашего гида — в Хабаровске стояла не по сезону теплая погода. Днем столбик термометра уверенно забирался выше +20. Но главное — ночных заморозков не было и в помине. А ведь мы старались подгадать тур так, чтобы попасть на знаменитый осенний жор тайменя. Но как тут рассчитаешь, если подобный выезд нужно планировать как минимум за полгода.

Впрочем, от Хабаровска вертолетом еще примерно 500 км на северо-восток. Посмотрим, что за погода будет на месте.

На аэродроме, перед погрузкой в «вертушку», Юра неожиданно дает команду перегружать все наши личные вещи, столь трепетно и вдумчиво собранные и упакованные еще в Москве, в просторные гермомешки. Да еще, ввиду ограниченных возможностей рафта, предлагает брать с собой лишь самое необходимое. Мы в замешательстве, и тогда уже Юрий сам решает, что именно нам понадобится на месте. Запас теплой одежды, необходимый набор приманок, несессер с зубной щеткой и мылом и кофр с фотоаппаратом — вот все, что осталось у меня после этой жесткой инспекции, а остальное придется оставить на неделю в городе. Михаилу еще трудней, но наш гид лично занялся сортировкой его снастей и приманок.

Полчаса напряженных сборов, и вместо разномастных чемоданов, рюкзаков и металлических контейнеров у нас остаются совершенно одинаковые гермомешки, принадлежность которых можно определить теперь лишь благодаря привязанным в условном месте разноцветным ленточкам.

Теперь остается ждать команды к отлету. Наконец вертолетчики «получают погоду», и мы устремляемся на север, в направлении Комсомольска-на-Амуре, затем на северо-восток — всего 2.5 часа лету. Место назначения — прославившаяся на страницах журнала река Кета (это ее псевдоним, но мы должны сдержать обещание, данное редакцией предыдущим авторам, и не раскрывать ее точного местоположения).

«Вертушка» ловко садится на галечной косе на одной из излучин. Быстро выгружаем вещи, чтобы отпустить воздушную машину, и и только теперь я могу как следует оглядеться, тем более что Юрий дает понять — первая ночевка будет именно здесь.

Само собой, сразу хватаем спиннинги и идем знакомиться с рекой. И пока гиды обустраивают лагерь и готовят ужин, мы с Михаилом, Андреем и нашим новым знакомым, увлеченным спиннингистом из Владивостока Сергеем Почепом, принимаемся прочесывать реку всевзможными приманками.

Я поднимаюсь чуть выше, к самому краю галечной косы. Ширина реки в этом месте дает возможность забрасывать под самый противоположный берег. В всяком случае, SHIMANO Beast Master с тестом 15-40 г позволяет делать это без особых проблем. Но вот течение реки соатвляет здесь порядка 7 км/час, и и приходится каждый раз исхитряться, чтобы обвести приманку вокруг торчащей прямо посредине коряги.

Первые полчаса рыбалки не приносят удачи никому из нашей четверки. Вечереет, и я ставлю составник RAPALA CDJ-11FT. Его тигровая флуоресцентно-зеленая раскраска — проверенный вариант для этого времени суток.

Конечно, я ждал рыбу, но поклевка, признаюсь, застала меня врасплох. Произошла она как раз у того самого торчащего из воды дерева, которое доставляло мне столько хлопот при проводках. Это отказалась довольно приличных размеров амурская щука. Так был открыт счет нашим трофеям на реке Кете, так состоялось мое первое знакомство с этим эндемиком дальневосточной ихтиофауны. Впоследствии нами было поймано еще изрядное количество представительниц этого зубастого племени, но самая первая, признаюсь, поразила меня своим окрасом. Бока ее были покрыты сплошным узором из зеленых точек, причем цвета были какими-то необычно яркими и нарядными.

На этом мы и успокоились. Всех порядком утомил дальний перелет, а с утра, по словам Юры, мы должны снять лагерь и сплавляться целый день, облавливая перспективные места.

За ужином, ловко организованным опытными гидами, делимся первыми впечатлениями. Главнй итог – на реке очень тепло. Опущенный в воду термометр выдал слишком высокую температуру +11 градусов. Вот и комар с мокрецом дают понять, что ночных зморозков не предвидится. Укрыться от кровососов удается только в палатке, где мы, сытые и уставшие, мирно засыпаем до утра.

День второй, 17 сентября. Заход на рекорд.

Утром был туман, тот самый, который называют сплошным молоком. Этот предвестник жаркого дня не сулил ничего хорошего в отношении нашей затеи с рекордным тайменем.

Тем не менее начинаем с того, что готовим снасти для серьезной рыбы. Снова внимательно изучаем таблицу рекордов IGFA. Здесь, как я жуе говорил, есть как минимум две заманчивые категории: для лески 50 фунтов (24 кг) рекорд составляет 7.2 кг — этот таймешонок был пойман в Сибири в 1992 году; для лески 80 фунтов (37 кг)рекорд ненамного больше — таймень весом 10.88 кг был пойман в 1993 году в Монголии.

Принимаем решение попытать счастья в обоих классах лески. Я заполняю «пятитысячную» шпулю свой SHIMANO Technium 50-фунтовым шнуром Power Pro. Больше всего я опасался, что вынужденное использование избыточно толстых шнуров, продиктованное нашим горячим желанием посягнуть на мировой рекордЮ создаст нам проблемы при забросах и при проводке приманки поперек течения. Но мой шнур 0.36 мм оказался не таким уж канатом, ка ожидалось. Зато впоследствии я спас с ним немало приманок на стремнине после глухих зацепов за коряги и камни.

Михаил, намотавший 65-фунтовый шнур (таким образом он претендовал на рекорд в классе лески 80 Lb), как вскоре выяснилось, тоже справлялся с забросами даже сравнительно легких приманок. Такой же шнур был и у Андрея, а вот наш новый знакомый Сергей так и не заразился от москвичей рекордной лихорадкой. Он спокойно и со знанием дела установил на свое удилище довольно тонкую «плетенку» с явным намерением просто получать удовольствие от рыбалки.

В процессе подготовки я подглядел один полезный прием в исполнении Юрия Орлова. Если нужно намотать на катушку леску, он просто бросает бобину в воду и начинает вращать рукоятку. Бобина вертится на месте и даже не делает попыток никуда улизнуть, а леска сходит равномерно и с постоянным натягом.

Почувствовав столь серьезный настрой на результат, Юрий подверг жеткой ревизии наши приманки. На вижное место были переложены крупные воблеры HALCO Laser Pro 160 DD. По заверению Юрия, хорошо работает здесь серебристая модель с полосатой спинкой и медовая с черным, но воблеры серебристо-серой расцветки вне конкуренции. Кстати, цвет так и называется «Russia 1». В свое время модель такой раскраски была заказана у австралийцев знатоком лососевой рыбалки, московским представителем питерской фирмы ECOGROUP Сергеем Смольниковым. Цвет несколько отличался от каталожных, за что ему и было присвоено столь уникальное название.

Поближе переложили мы и белые с черной спинкой 14-сантиметровые составники RAPALA, а также крупные, 32-граммовые медные колебалки от OSKO. В бщем, настрой у москвичей был вполне определенный.

Сергей оказался не столь ортодоксален в выборе приманок. Основу его арсенала составляли среднего размера воблеры-составники с пятнистой форелевой раскраской и многочисленные крупные «вертушки» №5, сделанные под BLUE FOX.

Всего в сплаве участвовало три рафта. Первым, в котором оказались мы с Сергеем, управлял бывший охотник-промысловик, нанаец по имени Геннадий. Забегая вперед, скажу, что за весь сплав с ним я потерял всего пару блесен, и то на самых быстрых участках реки, при зацепах за лежащие на дне коряги. В остальных случаях толстый шнур и ловкость нашего гида поистине творили чудеса. Уже потом я узнал, что Геннадий — признанный чемпион в своей местности по особому виду нанайской распашной гребли на лодках.

А еще он показывал замечательный энтузиазм, когда вставал вопрос о заготовке дров. С бензопилой наперевес он углублялся в тайгу, и и остановить его можно было, только когда необходимый суточный запас дров был превышен как минимум вдвое.

На втором рафте разместились Михаил с Андреем. Здесь на веслах сидел сам Юрий Орлов.

Последним, чтобы не мешать рыболовам, шел красный рафт с гидами и поваром, загруженный под заваязку припасами и походным инвентарем.

Можно было предположить, что между нашими двумя командами возникнет скрытая борьба за право лидерства, но стоило начаться сплаву, как стало ясно, что Юрий вовсе не вется обойти нас на повороте, а, наоборот, держится чуть позади, любезно предоставив нашему с Сергеем рафту право быть флагманом на этой дикой таежной реке. Уже потом он раскрыл мне секрет: оказывается, таймень часто попадается крк раз рыболовам второй лодки. На быстрой реке первый экипаж зачастую успевает лишь раззадорить рыбу своими приманками, а когда к тому же месту подходит следующая лодка, у тайменя нервы уже на взводе.

Сплавляясь, мы с Сергеем тщательно, в четыре руки облавливали все возможные стоянки рыбы: места впадения ручьев, устья заливов, просто небольшие затишки за упавшими в воду деревьями или крупными камнями.

Постоянно ловить на крупные приманки, получившие благословение Юрия и предназначенные для тайменя, лично у меня не хватало терпения. Воблеры с аглублением до 2 м и тяжелые 32-граммовые «колебалки» часто цеплялись за дно, да и ленку они, кажется, были не по зубам. Тогда я снимал тайменью приманку и ставил латунную «вращалку» Alaska. Это блесна испанской фирмы LUKRIS имеет утяжеленный сердечник, и ее не выносит на поверхность даже на самом быстром течении, там, где №5 от BLUE FOX уже не справляется. Сразу начинали ловиться приличные, весом от 1 до 25. кг, ленки.

Неплохо в этих условиях работала и еще одна оригинальная приманка — Loco от LUHR JENSEN. Эта своеобразная «колебалка» (в моей рыболовной коробке оказалась блесна белого цвета) отличается очень размашистой игрой. Приманка хоть и вызывала постоянную критику Геннадия, но, тем не менее, исправно ловила ленка и была особенно хороша перед самыми перекатами с глубинами менее полуметра, поскольку шла практически у самой поверхности не цеплялась за дно.

Сергей чаще ставил воблеры. Я сразу обратил внимание, что это очень грамотный и знающий спиннингист. Без его внимания не оставался ни один закуток на реке, где потенциально мог находиться ленок. Здесь этот спиннингист меня стабильно облавливал. Хоть немного отквитаться удавалось , когда мы заходили в мелководные щучьи заливы, где мой ярко-зеленый Jointed от RAPALA по-прежнему работал безотказно.

В местах впадения притоков, ниже заметно очерченных ям, а также на глубоких плесах мы задерживались подольше. Тут, где, как мне казалось, вероятность поимки тайменя возрастала, я уже не грешил, ставил крупные воблеры и методично прочесывал ими акваторию. В самом начале глубоких плесов, где это было было возможно, мы и вовсе высаживались на берег, оставляя лодку, чтобы как следует обловить перспективное место. Пока все было тщетно.

Место для предстоящего ночлега выбрали на излучине реки, за которой и начинался один из таких плесов. Гурьбой высадились на берег, и Михаил с Андреем первым делом отправились со спиннингом «прострелять» прилегающий плес.

Таймень взял на самом повороте реки. Сразу стало понятно, что это именно он — хозяин таежной реки. Рыба просто замерла на месте в первый момент и лишь спустя какой-то время начала тяжело давить в глубину.

Надо заметить, что Михаил имеет представление о повадках по-настоящему трофейной рыбы, поэтому довольно быстро понял, что таймень попался далеко не гигантский. Он принялся планомерно «выкачивать» добычу, да с таким энтузиазмом, что окружающим приходилось периодически сдерживать его порыв. Все вываживание заняло считанные минуты, и вскоре на прибрежную гальку был аккуратно выведен первый таймень нашей экспедиции. Из пасти у него торчал чернобелый составник от RAPALA.

Юрий наметанным глазом сразу определил, что в рыбине не меньше 11 кг, а значит, в категории лески 80Lb может быть установлен мировой рекорд по версии IGFA!

Безусловно, все отдавали себе отчет в том, что данный экземпляр далеко не самый крупный в этой волшебной реке, но ведь и задача стояла конкретная: перебить существующий рекорд, юридически грамотно оформить поимку и подать заявку.

Итак, после секундного совещания принято окончательное решение — будем заявлять рекорд! Дальше события развивались настолько стремительно, что даже мой фотоаппарат, работающий очередями, словно пулемет на поле боя, смог ухватить далеко не все детали происходящего. А объяснялась подобная спешка уникальностью нашего случая: нам не просто нужно было оформить рекорд, но и отпустить рыбу живой и с максимальными шансами выжить. Уже много лет Юрий Орлов ловит со своими клиентами рыбу по принципу catch and release, и мы были просто обязаны подчиниться его принципиальным пожеланиям.

Итак, освободив тайменя от приманки, его тут же помещают в специальный сетчатый мешок (подобными пользуются спортсмены-карпятники для сохранения жизни своим трофеям) и опускают в воду.

Юра просит следить за тем, чтобы жаберные крышки рыбины не были сдавлены, а также чтобы никто из любопытствующих не заходил в воду выше по течению: поднятые со дна муть и песок совсем ни к чему тайменю, который и так находится в состоянии стресса.

На берегу гиды уже ставят треногу из весел. К ней будут крепиться весы, которые, к слову, должны быть специально сертифицированы.

С весами, которые прихватил с собой для этих целей Юрий, особый случай. В свое время они тоже были сертифицированы IGFA, но уже пару лет этой процедуре не подвергались, так что нам предстояло отправить их впоследствии на подобную проверку. Правила IGFA допускают сделать это пост-фактум, сразу после рыбалки, при условии, что хоть однажды они были сертифицированы. В общем, с весами отдельная история, к которой мы еще вернемся.

У берега Юрий Орлов просит расстелить большой кусок клеенки, на которой будут произведены обмеры. Но прежде трофей Михаила отправился на взвешивание, прямо в карповом мешке, вес которого впоследствии будет вычтен. Все с замиранием смотрят на стрелку, и… есть! Прежний рекорд перебит, как и положена, более чем на 0.5%! Наш таймень весит 25 фунтов, или 11.35 кг!

Теперь, в полном соответствии с требованиями IGFA, Юрий делает три змера: от головы до конца хвостового плавника — 113см, от головы до основания хвостового плавника — 110, откружность тела в самом широком месте у спинного плавника — 50 см. Все эти данные, а также подписи двух свидетелей, а также весовщика — Юрия — и ихтиолога, роль которого в нашем походе выполнял Андрей, имеющий высшее биологическое обраование, чуть позже будут занесены в специальную анкету, распечатанную заранее с сайта www.igfa.org.

Лишь после окончания ээтих обязательных для регистрации рекорда процедур Юрийдает добро на несколько фотографий. Но поскольку забота о жизни тайменя здесь не для показухи, а действиьтельно стиль жизни, у меня не больше минуты, чтобы запечатлеть героя со своим трофеем.

Фотографии, которые я делал по ходу взвешивания, тоже пригодятся. Кстати, чем больше их будет, тем проще впоследствии зарегистрировать рекорд. Все обязательные снимки, само собой, сделаны: рыба «в полный рост» с расправленными плавниками и приложенным сантиметром, рыба на весах, рыба в руках у рыболова. На всякий случай апечатлены и снасти — составник RAPALA, катушка SHIMANO, удилище G.LOOMIS.

На все про все Юрию и Михаилу потребовалось не более 10-15 минут, но и это, нужно сказать, серьезное испытание для рыбы. Орлов заходит с тайменем в воду и начинает свою знаменитую реанимацию. Рыба приходит в себя не сразу и лишь спустя 20 минут бережных манипуляций неторопливо скрывается в глубине. Но этот таймень будет жить!

Михаил сматывает с катушки на пустую шпулю первые 20 м (с запасом, вместо тербуемых 16-ти) лески с поводком, на которую была поймана трофейная рыба. Все это тоже должно быть отправлено на экспертизу и тестирование в IGFA.

Наконец все было закончено. Из непроизвольно возникшего задумчивого оцепенения всех вывел голос Юрия, который как бы невзначай заметил, что таймени обычно живут парами, так что где-то на этом плесе плавает по крайней мере еще один потенциальный трофей.

До самых сумерек мы с удвоенным энтузиазмом прочесывали плес своими блеснами и воблерами. Итогом всех этих усилий стал… ленок, пойманный Сергеем уже ночью на искуственную мышь.

День третий, 18 сентября. Внеплановые бонусы: кетовая икра и щучий рекорд

Накануне поимку нашего первого тайменя отпраздновали, как полагается. Что называется, воспользовались поводом, поняв, что даже таких трофеев на нашем сплаве будет не слишком много — уж больно высокая еще температура воды.

По традиции в честь этого события в ночное небо была пущена ракета, а на столе появилась икра. А потом у костра мы долго разглядывали на небосклоне Млечный путь, который нигде до этого мне не приходилось видеть так отчетливо.

В общем, на третий день встали чуть позже обычного, но, быстро собрав с приобретенной за несколько дней сплава ловкостью наши гермомешки, разместились по лодкам и отправились дальше — вниз по Кете.

Вскоре у Сергея на бежеватый с точками воблер-составник польской фирмы SALMO произошла очень резкая поклевка. По изгибу его «Лумиса» я понял, что это не ленок, которых мы уже переловили здесь немало, — чувствовалось бешеное сопротивление какого-то более крупного соперника. Но вроде это не таймень — сразу после подсечки рыба стремглав бросилась вниз по течению.

Рыболов не спешил, но действовал умело и свел поединок в свою пользу. На поверхности появилась приличная кета. Потом она еще долго носилась вокруг лодки, не даваясь в руки, словно собака на поводке, в полном соответствии со своим английским названием dog salmon. Изловить ее удалось лишь при помощи нашего ловкого гида.

Эта рыбина весом под 4 кг оказалась уже лошалой самкой. Бока ее приобрели уже яркий нерестовый окрас, но «клюв» еще не успел как следует изогнуться. Она оказалась единственной кетой, пойманной за время сплава, и запомнилась мне своим необычайно упорным сопротивлением.

Дальше, вплоть до обеда, было время ленков, причем по совету нашего гида мы брали только тупорылых. Острорылые, которые также периодически встречались в улове, по словам Геннадия, больше подвержены заражению различными гельминтами. Мы не стали проверять это утверждение, поскольку 4-5 килограммовых ленков на уху без труда налавливали уже за первые часы рыбалки. Лишнего не брали — Юрий строго следил за количеством пойманной рыбы.

На обед в этот день у нас была уха из ленков, жареная кета и икра-пятиминутка, которую Геннадий ловко устроил нам, пустив в дело соль, кипяток и марлю. Вообще, такой ухи, которой потчевали нас во время этого дальневосточного сплава, мне раньше не доводилось пробовать.

После обеда состоялась еще одна выдающаяся поимка. В одном из обширных мелководных заливов, которые периодически встречались на нашем пути, колеблющейся блесной медного цвета соблазнилась амурская щука весом без малого 8 кг.

Этот эндемик по имени Esox reicherti вызвал у меня восхищение с самой первой минуты знакомства, но та, что попалась Андрею — вообще красавица! Великолепная пятнистая окраска чем-то роднит эту обитательницу рек амурского бассейна с самим хозяяином здешних вод — тайменем. Говорят, что такой своеборазный наряд она приобретает лишь в зрелом возрасте, а в свои юные годы мало чем отличается от своей европейской соплеменницы (Esox lucius). Впрочем, все пойманные за этот сплав щуки были весом больше килограмма и уже имели именно такой пятнистый узор.

Постепенно все рыболовы из нашей четверки приобрели некую специализацию. Михаил был однозначно заряжен на рекордного тайменя. Сергей очень умело ловил ленка, а мы с Андреем отрывались по зубастой. Так вот, могу сказать: при всех ее внешних отличиях, о которых уже упоминалось, я не углядел ничего особенного в ее поведении.

Ловилась она в типично щучьих местах — поросших травой мелководных заливах, коих становилось все больше на нашем пути; бросалась на все классические щучьи приманки: белые «колебалки», составные флуоресцентно-зеленой расцветки RAPALA Fire Tiger, желтый BLUE FOX №5; так же бойко вела себя на крючке, выпрыгивая из воды и делая типичные для нее «свечки». Лишь та самая рекордная щука Андрея довольно сдержано вела себя при вываживании и даже позволила одним махом перевалить себя в лодку прямо за леску.

В общем, если бы не осбоый пятнистый окрас, то щука как щука, разве что чешуя помельче.

Но есть еще один ихтиологический факт, который греет душу: амурская хищница несколько мельче обычной, а значит нам попался действительно незаурядный экземпляр

Окончание следует...

© ООО «Сибирские Экспедиции»

Федеральный Реестр Туроператоров МВТ 003061


Хабаровск, ул. Толстого, 15а, оф. 8

huchoman@uralen.khv.ru

+7 (4212) 30-54-42
+7 909 805-62-22
+7 914 180-11-11
+7 914 541-84-26

Официальная станция взвешивания IGFA