Предложение, от которого невозможно отказаться

Сергей Смольников. Журнал «Рыболов-Elite» №1 2013

Сколь бы избитой не казалась эта фраза, но именно она наиболее полно отражала смысл телефонного разговора с Михаилом Могутовым. Мне предлагалось поучаствовать в сплаве, и не просто в сплаве, а в туре по ловле тайменя на одной из рек Хабаровского края.

Я неслишком большой поклонник сплавов, но в предлагаемом путешествии явно просматривались чрезвычайно привлекательные моменты, и прежде всего немногочисленность группы и ее состав. Михаил Могутов сотоварищи — многокаратные рекордсмены IGFA по ловле тайменя и, соответственно, кладезь совершенно уникальной информации в интересующей меня области знаний. А главное то, что организацией тура будет заниматься компания «Сибирские экспедиции» во главе с Юрием Орловым, и это придавало предстоящей поездке абсолютную эксклюзивность.

Мне и ранее доводилось ловить вместе с Юрием, и все мои поездки по Хабаровскому краю состоялись при его непосредственном участии, но тур это совсем другое. Теперь мне предстояло побывать в доселе неизведанной мною роли, о которой ло многим причинам я не мог и мечтать — в роли клиента «Сибирских экспедиций».

Звонок Юрию добавил определенности подготовке к предстоящему сплаву, и дальнейшие мои сборы проходили уже с прицелом на выполнение конкретных задач. Дпя себя я решил, что раз мне выпал случай половить тайменя в компании стольких специалистов, то «таймешатником», тем более рекордсменом, мне стать вряд ли удастся, но составить более полное собственное представление об этой ловпе — задача вподне осуществимая.

К тому же после выхода моей статьи по сахалинскому тайменю «Вопреки стереотипам» №№ 1–2’ 2010 до меня доходила информация о том, что кое-кто увидел в ней некий негатив относительно ловли сибирского тайменя как таковой. Дескать, я слишком все упрощаю, и вообще как говаривап Жванецкий, о вкусе устриц следует спорить с теми кто их еп… Конечно, в этом недовольстве быпи свои резоны - рекордных тайменей я доселе действительно не лавливал, а потому в глубине души надеялся, что в этой поездке мне удастся поймать экземпляр достойного размера.

Предварительная информация была такова: основной предпопагаемый объект повпи — таймень, поимка рекордных экземпляров маловероятна, но возможна. В качестве прилова возможны ленок (две формы) и амурская щука вполне достойных размеров, Хариус в реке есть, но мелок до жалости, и его ловля представляет лишь гастрономический интерес.

Предыдущая группа рыболовов, прошедшая по тому же маршруту, какой предстоял нам, поймала 57 тайменей. Много это или мадо — я на тот момент оценить не мог, но было понятно, что таймень в реке есть, и это определило приоритет в выборе снастей.

Любая дальняя поездка — это великолепная возможность протестировать новые приманки и элементы снасти, а уж в таком туре — особенно. По этой самой причине спиннинговых приманок я набрал самых разнообразных, а из снастей взял один комплект класса «упьтралайт» и пару комплектов тяжелых снастей.

Ранее мне приходилось участвовать в тайменевых сплавах, но это была самодеятетельность в чистом виде — и я, и мои товарищи по сплавам имели о ловле тайменя достаточно смутное представление. Таймешата по 10- 12 кг — вот и все мои «трофеи». Никакого другого опыта в ловле сибирского тайменя у меня не было, и выбор снастей и приманок был предопредепен моими представлениями о необходимом и достаточном.

Помимо меня и уже упомянутого Михаипа Могутова в группе клиентов были Максим Сазонов, также рекордсмен IGFA, и Михаил Бебуров хоть и не рекордсмен, но опыт сплава по рекам Хабаровского края у него имелся. Короче говоря, из не посвященных в таинство повпи трофейного тайменя в этой группе был один я.

Начало сплава. Первые трофеи.

Утром третьего октября наш самолет приземлился в Хабаровске. В зале прилета хабаровского аэропорта вижузнакомые лица — нас встречают Юрий и Епена Орловы. В ожидании багажа делимся новостями, обсуждаем погоду и наши дальнейшие действия. Юрий торопит, на другом аэродроме нас ожидает вертолет.

Минут сорок дороги — и мы возле вертолета. Юрий представляет нам гидов, с которыми нам предстоит сплавляться по реке, их четверо. Не сколько часов полета над позолоченными осенью сопками с промежуточной посадкой и дозаправкой — и мы выгружаемся на каменистой косе реки.

Пока гиды собирают лагерь и надувают лодки, знакомлюсь с обстановкой на реке. Не по сезону тепло — градусов двадцать, начался массовый листопад, мошки немного, но она есть. Вода в реке не слишком прозрачная — как сказал Юрий, «маревая», то есть болотная, причем она не столько гумифицирована, сколько именно мутная, в ней есть какая-то взвесь. На реках такого типа мне еще ловить не приходилось.

Намываемый берег как ему и положено, голый и каменистый, а подмываемый практически полностью завален павшими деревьями. Собираю ультралайт и пробую ловить, меняя «вращалки», воблеры, поверхностные приманки… Эффект — ноль. Ближе к вечеру ловлю на «Ночного гуляку» невзрачного таймешонка, а уже в сумерках на туже приманку —
нескольких ленков, которые отозвались лишь на ускоренную проводку.

Во время ужина Юрий распредепил гидов по клиентам и лодкам, Максим оказался в паре с Геннадием, я с Дмитрием, Михаип Бебуров с Русланом, а сам Юрий решип быть гидом у Михаила Моryтова. Пятая лодка была зарезервирована под «обоз», которым управлял Александр. В тот момент я не оценил всей значимости произошедшего и его влияния на дальнейшие события.

Расписание сплавного дня, озвученное Юрием было, вероятно, стандартным — все участники сплава, кроме меня, были с ним знакомы. Подъем в 8 утра, ликвидация лагеря, завтрак по готовности, выход на сплав не позже 10 часов, затем в 14 — обед, по завершению выход на спrлв, начиная с 18 часов поиск косы для ночевки, установка лагеря, ужин и сон.

Надо отметить, что в большинстве сплавных дней расписание выдерживалось исключитепьно благодаря слаженной работе гидов.

Итак, первый день сплава. Наша лодка выходит на воду предпоследней, после нас только «обоз». Дмитрий на сплаве прежде всего повар, а затем уже гид, демонток же кухни и размещение ее в «обозе» требовал несколько большего времени, чем загрузка остальных лодок.

В ожидании первого выхода на воду собираю «тайменевый» комплект: удилище MAXIMUS Raptor S1002H (3 м, тест до 2 унций), катушка — SHIMANO Twin Power 5000PG; шнур — 4- прядевый Power Phantom 0,22 мм.

Наконец и наша лодка на воде. Начинаю облов в соответствии с реко мендациями Дмитрия. Выглядит это следующим образом: Дмитрий управляет лодкой, выrребая ближе к намываемому берегу, моя же задача обкидывать прогалы в завалах противоположного берега. Рекомендации даются Дмитрием в менторском тоне, и поначалу это как-то напрягает. Река не широка, и забросы на столь близкую дистанцию вызывают у меня определенные затруднения — приманки «тайменевого» веса я не бросал уже года два.

Mнoro забросов получаются неточными — то в «дрова», то недолет; большинство моих воблеров еще и конструктивно троллинговые, отчегo получаются перехлесты. Кроме всего прочего, Дмитрий требует, чтобы после неудачных забросов я не делал быстрой проводки, пытаясь побыстрей перебросить — дескать, таймень может идти до самой лодки. В результате пока я выполняю медленную проводку проплываем много перспективных мест.

Какое,то время я честно следую рекомендациям, но проку от этого немного — некрупные таймешата и ленки не те трофеи, в ожидании коих я пребывал. Решив устроить праздник непослушания, я выбирал приманки по собственному усмотрению, а не те, что предлагал Дмитрий. В основном это воблеры от HALCO и NILS MASTER, модели проверены на ловле сахалинского тайменя, расцветки большей частью серебристых тонов.

Опираясь на свой прошлый опыт, во время сборов почти все «кислоту», я из коробок выложил но если посмотреть на каие приманки ловят в других лодках, то становится ясно — с расцветками я явно не угадал. Но пока и на других ложках результаты немногим лучше — в каждой лодке есть портативная рация, и и все в курсе происходящего на реке.

Постоянно заменяю воблеры, но результат тот же – ленки и таймешата. Так и плывем: Дмитрий командует, я кидаю, в какой-то момент вспоминается фраза из известной песни «Мне копать канаву велено…»

Наконец по рации приходит долгожданное сообщение: в яме на повороте реки Максим поймал неплохого тайменя. Судя по близости сопки, на которую мы наплываем, место поимки должно быть где-то рядом. Действительно, вскоре на повороте, ниже ямы, видим остановившиеся на косе лодки. Пока подплываем, продолжаю бросать LaserPro 120. И вдруг совершенно неожиданно следует хватка – по ощущениям вполне достойный экземпляр! – и почти тут же сход.

В который раз выслушиваю выговор от Дмитрия по поводу неподходящих крючков на моих воблерах и необходимости повторной силовой подсечки. Относительно подсечки он абсолютно прав, я слишком долго соображал, вот и прозевал, а что касается крючков – тут я остаюсь при своем мнении. Крючки как крючки, раньше ловил, и каких-либо проблем не возникало.

После фотосессии Максима, раз уж все собрались на косе, обедаем, есть возможность обменяться впечатлениями и выслушать соображения относительно дальнейших перспектив. Вновь выходим на сплав, наша лодка опять в арьергарде.

В разгар дня активность рыбы заметно снижается, пару часов ловятся одни ленки. Часа в четыре по рации приходит сообщение, что Михаил Бебуров поймал уже вполне трофейный экземпляр. Подплываем и застаем момент фотосессии с пойманным экземпляром: по оценке гидов, весит он примерно 18 кг.

Место поимки действительно интересное – с подмываемого берега впадает небольшой приток, ниже впадения есть канава. Пока мы подплывали, в ней было поймано еще несколько тайменей поменьше. Дмитрий советует и мне испытать удачу.

Без особой веры в успех вылезаю из лодки и присоединяюсь к ранее прибывшим ловцам. В очередной раз меняю воблер – ставлю Invincible F 12/24, единственный имеющийся в наличии ярко-зеленого цвета. Кладу его в месте впадения притока, выполняю проводку, и на выходе из канавы следует уверенная хватка.

На этот раз вовремя размашисто подсекаю, и вскоре на прибрежной отмели ворочается весьма симпатичный «пудовик». Сплав только начался, а я уже установил личный «рекорд».
Еще несколько забросов – и вновь хватка, на этот раз таймешонок десятикилограммовый. Час назад я был бы вполне счастлив, но после «пудовика» этот больших эмоций уже не вызывает.

Несколько последующих забросов заканчиваются еще двумя сходами.

Видимо, я уже всех достал со своим упрямством относительно смены крючков, и Юрий полушутя изымает у меня приманку и передает ее Михаилу Могутову. Помимо того, что Михаил обладает из нас четверых (клиентов) самым большим опытом ловли тайменя, у него и самый основательный запас снастей и аксессуаров. Успехи на поприще установления рекордов IGFA – во многом следствие его перфекционизма, проявляющегося в постоянном совершенствовании снастей и их количества. Вот и на этом сплаве единственным обладателем основательного запаса тройников требуемых параметров был только Михаил. У меня сменных тройников не было вообще, вот и пришлось мне вспомнить давно забытую фразу: «Дяденька, дайте крючочек».

Справедливости ради следует отметить, что на сплаве щедростью Михаила Могутова воспользовался не я один. Ежевечерние посиделки перед ужином по сути представляли собой раздачу приманок взамен утраченных за день, за которой следовало переоснащение их соответствующими заводными кольцами и тройниками. Хотя побираться было стыдно, постепенно на всех моих рабочих приманках очутились крючки из запасов Михаила.
Вскоре передовые лодки снова ушли на сплав, мы же с Дмитрием еще какое-то время оставались возле притока, но ни смена приманок, ни тщательный облов канавы должного эффекта не возымели. Пришлось догонять авангард нашего каравана.
Первый сплавной день заканчивался, была выбрана каменистая коса для ночевки, и гиды под руководством Юрия занялись обустройством лагеря.

До залома

Еще когда Юрий знакомил нас с программой тура, я впервые услышал от него фразу «до залома». Тур как бы разбивался на два этапа как хронологически, так и географически.
С географией понятно, местоположение залома было известно. Исходя из многолетней статистики Юрий предполагал, что поимки трофейных тайменей более вероятны на нижнем участке реки, после прохождения залома. Естественно, возникал вопрос: а не лучше ли сразу высадиться ниже залома и более тщательно облавливать нижний участок? С чисто организационной точки зрения это вполне осуществимо – таймень есть практически на всем протяжении нижнего участка, главное препятствие – дефицит площадок для посадки вертолета в конце сплава. Если бы группы рыболовов были однородны с точки зрения квалификации и опыта ловли, то такие туры были бы вполне возможны, но на деле среди клиентов бывают и такие, кто эту рыбу никогда не ловил или ловил ее мало. Для меня, например, прохождение верхнего участка реки оказалось чрезвычайно полезно.

Сначала мое общение с гидом Дмитрием, несмотря на его многолетний опыт сплавов, ощутимых результатов не приносило, и тому были причины. Как бы ни был мал мой предыдущий опыт ловли тайменя, какие-то стереотипы все же успели сложиться. Прежде всего это касалось мест ловли, а точнее, предполагаемых стоянок тайменя.

Ранее мне приходилось ловить тайменя на реках с широкой поймой, деревья отстояли от уреза воды на 50100 м, таймень обычно стоял в канавах и возле крупных камней, а в период активности – на выходе с плесов, ям, в устье притоков. Такие места, за исключением крупных камней, встречались и на нашем сплаве, но не так часто. Обычно внимание уделялось иным местам.

Если с обловом прогалов в корчах вопросов у меня не возникало, то попытки ловли в «аппендиксах» – заливах, мелководных старицах, образовавшихся на месте пересохших проток – вызывали устойчивое неприятие. К тому же зачастую вода в них была еще и невероятно мутной, и я не видел никаких логических объяснений и доводов для появления тайменя в этих заливах. Вероятно, по этой причине я и облавливал эти заливы достаточно формально.

Лодку Дмитрий вел блестяще, подворачивая ее таким образом, чтобы мне было максимально удобно забрасывать, – обычно кормой в направлении точки заброса, от меня же требовалось положить приманку точно впритирку к дальней границе протала, но по указанным выше причинам я частенько «мазал».

Помимо менторского тона указания Дмитрия были еще и чрезвычайно лаконичны, типа: «Бросай по корме», «Под правый берег» и т.п., безо всяких дополнительных комментариев и обоснований. Вероятно, в первые дни сплава мне не хватало как раз именно этих обоснований, особенно когда после нескольких часов непрерывных забросов наиболее ощутимым результатом были онемевшие пальцы правой руки.

Понадобилось несколько сплавных дней, чтобы я изменил свой взгляд на ценность указаний Дмитрия. Естественно, решающим аргументом для меня стало указание Дмитрия на неочевидные точки облова, завершившегося поимкой. Неочевидные – в том смысле, что без подсказки я бы облавливать эти места не стал. Когда мы подплыли к залому, я уже понял, что если я хочу поймать что-то достойное, указаниям Дмитрия следует следовать безоговорочно.

О приманках, и не только

Большинство моих товарищей по сплаву как среди клиентов, так и среди гидов особо в выборе приманок не изощрялись — у них тоже сложились свои стереотипы, и они им следовапи. Как я понял, среди объемных приманок абсолютными фаворитами были воблеры X-Rap Jointed Shad от RAPALA и Aile Magnet 125F и такой же с окончанием DB (6езлопастная модель) от DUEL (YO-ZURI) расцветок HGR и PRH. В меньшей степени использовапись
блесны, они мне были не столь интересны. Дмитрий с первого дня предлагал мне прицепить Aile Magnet 125F, я же отнекивался, мотивируя отказ жепанием экспериментов.

В один из дней мы нашли на коряге именно такой воблер расцветки HGR, вероятно, оторванный кем-то из предыдущей группы. Находка произошпа ниже залома, к этому момен ту многие мои приманки не выдержали тесного общения с тайменями, и я решил попробовать найденыша. Его игра меня разочаровала — амплитуда небольшая, частота колебаний тоже невысокая, Единственное, что хорошо — летит как пуля, что во многом снимало проблемы с точностью заброса.

В отличие от меня таймени, наоборот, сразу оценили игру вобпера: количество поимок ощутимо возросло. Не знаю, что повлияло на результативность собственно игра воблера или возросшая точность забросов, но самого крупного своего тайменя за сппав я поймал именно на эту приманку. Через два дня я потерял ее на зацепе в потоке, на этом мое общение с данной моделью завершилось.

После того, как уже упомянутый Invincible F 12124 от NILS MASTER пап в неравном бою с челюстями многочисленных тайменей, основная нагрузка пегла на две модели от HALCO Sorcerer 125 STD и Laser Рrо 190 STD. К сожапению, у меня не было к 125-му лопастей SR, а только STD с глубиной погружения 3 м, и применить Sоrсеrеr где-пибо кроме подводных канав, было проблематично. Зато у Laser Pro 190 заглубление было всего 1 м, и его можно было использовать без ограничений.

Поскольку на всех перечисленных моделях вобперов тройники заменялись, имеет смысл осветить тему крючков более подробно.

Основной теоретический посыл к подобноЙ замене следующий: (родные) крючки достаточно мощные, но имеют длинное жало и излишне длинное острие бородки. Челюсти у тайменя очень мощные, и после подсечки жало из за этих конструктивных особенностей крючка не может проникнуть на всю длину в челюсть, отчего таймень благополучно сходит. Сменные крючки в некоторой степени решают эту проблему у них загнутое внутрь короткое жало и укороченное острие бородки, при под- сечке проникающее в челюсть на
большую глубину. Такая конструкция крючка характерна для нескольких азиатских брендов.

Действительно, на практике смена тройников от №1 до №2/0 дает исключительный эффект — сходов просто нет. Крючки меньших размеров недостаточно прочные, а у моделей свыше №3/0 величина жала такова, что требуются уже основатедьные усилия при подсечке.

Приманка Laser Pro 190 снабжена крючками №4/0, и чтобы создать необходимое усилие на подсечке, требуется мощное и жесткое удилище. Я брал на сплав два трехметровых удилища с тестом до 2 унций МАXIMUS Raptor и G.LOOMlS Forcelite. Второе на многих моих предыдущих рыбалках выступало в качестве основного, но в этот раз его достоинств мне не хватило, и весь сплав я ловил на Raptor. С подсечкой удилище справлялось блестяще, разумеется, при напичии «правильных» крючков, но были и дополнительные бонусы.

Ловля тайменя происходит по принципу «поймал — отпусти», а для того, чтобы отпустить, необходимо сначала освободить его от крючков. Обычно этот процесс происходит на ближайшей отмели, где и «приземляется» пойманный экземпляр. Это касается рыб весом свыше 10 кг, для меньших экземпляров вылезать по подобному поводу на берег много чести.

Освобождать рыбу от крючков №4/0, взяв ее в лодку, — значит создать потенциальную возможность получить достаточно серьезную травму. По этой причине рыбу в подку
стараются не брать.

Обычно кончик удилища заводится за спину, голова рыбы слегка приподнимается над водой, и гид длинными пассатижами освобождает рыбу. Понятно, что описываемую операцию проще проделывать более мощным и жестким удилищем, особенно если вес рыбы ближе к «десятке».

Рекомендации от гидов по вываживанию тайменя следующие: подсечку делать на максимально затянутом фрикционе, затем фрикцион слегка распустить и в дальнейшем вываживать, сообразуясь с величиной крючка и прочностью шнура. Собственно, я так и действовал, но случился зацеп с потерей того самого «найденыша». Произошло это на входе в плес, выгрести против течения Дмитрий не смог я стал наматывать шнур на руку в перчатке и с удивлением обнаружил, что груженый рафт двинулся против течения. Продолжая намотку, я сумел подняться против течения до точки зацепа.

Лежащее на дне бревно, конечно, поднять не удалось, и воблер остался там, где был, однако прочность шнура впечатлила меня до такой степени, что в дальнейшем я фрикцион распускать перестал. Посде подсечки таймень бегал вокруг лодки, как собачка на поводке, а когда доплывали до отмели, фрикцион распускать уже не требовалось.

Все вышеперечисленные модели воблеров были ловчими, но они общеизвестны и вели себя так, как и предвиделось. Однако были на этом сплаве и приятные неожиданности, связанные с новыми для меня приманками.

Помимо тайменя на сплаве ловились еще несколько сопутствующих видов, прежде всего ленок — острорылая и тупорылая формы. Специально ленка я ловил только в начале сплава, да и то большей частью вечером, пока готовился ужин. Использовал только поверхностные приманки от HALCO.

Попперы булькали замечательно, но безрезультатно. На классической бупькающей проводке таймень взял лишь один раз, и то не у меня, а у Юрия. У меня на проводке без бупькания ленки демонстрировали свое внимание к попперу, но и только.

Зато «ушастый» НALСО Night Walker эти рыбы атаковапи шумно, по несколько раз за одну проводку. Именно атаковапи — я так и не понял, какую часть приманки ленки хватали,но на тройник они садились крайне редко. Раздавался хлопок, как будто рыба пытается втянуть приманку вместе с водой, затем следовала небольшая секундная задержка и... все, приманка плыла дальше.

«Ушастого» Night WaIker Nano ленки атаковали реже, зато более результативно. Большей частью они ловились попутно при ловле тайменя, есди могли захватить тройник. Ни одного трофейного экземпляра, то есть свыше 3 кг, за весь сплав поймать не удалось никому, мне уж точно. Однако результативную целенаправленную ловлю ленка мне все же довелось
увидеть.

Вслед за нашей лодкой следовала лодка-«обоз» под управлением Александра, он охотно посещал всевоможные «аппендиксы» и ловил там пенков чрезвычайно успешно. Дмаю, это быдо возможно во многом благодаря весьма интересной приманке — воблеру Do-Rum 140 от MEGABASS.

По возвращению в Москву я залез в Сеть и нашел там следующее описание: «Наделенный винтообразным телом, воблер EGABASS Do-Rum очень хотел бы войти в штопор, но не может этого сделать из-за хитро расположенной лопасти и системы внутренней балансировки». Так вот, это полнейшая чушь, все дело в том, что при определенном темпе проводки воблер как раз в штопор входит. Помимо обычных колебаний относительно центра тяжести воблер выписывает спирапеобразную траекторию. Диаметр спирали таков, что воблер периодически выходит на поверхность, но продолжает движение по спирали и вновь уходит на глубину. На местную ихтиофауну описанная игра приманки действует гипнотически, помимо ленков к приманке неравнодушны и щука, и таймень.

Но есть у нее и нескодько «но»: у модели очень узкий диапазон балансировки, «родные» крючки (их три) сдеданы из относительно тонкой про во/lоки, но посде замены их более мощными воблер перестает правиль- но работать. Ну и в довершение - со- вершенно негуманная цена. Веро- ятно, еспи бы не цена) эта модель ко- сила бы щуку на родных просторах со страшной силой.

Второй восхитивший меня в этой поездке вобпер, вернее, воблеры выпускаются под менее известным японским брендом. Несколько лет назад довелось мне поучаствовать в беседе с господином Юном Ёнеда (Jun Yoneda), который при знакомстве вручил две визитки: согпасно одной он был дизайнером приманок одной японской фирмы из Осаки, вторая визитка сообщала о том, что он еще и директор фабрики в Китае, выпускающей приманки под собственным брендом, Как утверждал мой собеседник, в основном фабрика специализировалась на разработке и выпуске приманок для известных японских брендов Перечень клиентов действительно впечатлял.

В качестве образцов продукции мне были презентованы приманки, выпускаемые под брендом GAN-CRAFT. Модепи были безлопастными, двухсоставными и солидными по размеру, поэтому поэтому я воспринял джеркбейты и особого интереса не проявил. Беседа практического про доджения не имела, но пара приманок из тогдашнего презента осела в моих коробках. Время от времени я доставал их и пытался что-либо поймать посредством «дергинга».

Вот и на этот раз я решил поэкспериментировать и обратип внимание, что при равномерной проводке у приманки возникает собственная игра, да еще какаяl На равномерной проводке носовая петля при манки попеременно отклонялась от оси проводки на 10-15 см, ничего подобного мне ранее видеть не приходилось. GANCRAFT Jointed Claw были двух размеров 148 и 178 мм. Как позже я прочитал в Сети, они относятся к классу приманок со слаломной игрой.

Для более обстоятельного знакомства я выбрал сначала приманку меньшего размера. Вечером в ожидании ужина я решил покидать напротив палатки. 42 г — вес хороший, и я на выбросе весьма точно клал под противоположный берег без особых усилий. Кидал не столько ради ловли (обычно экипаж лодки, выбирающей косу для ночевки, основательно о6- павливает доступный участок), сколько чтобы полюбоваться работой приманки.

Уже в надвигающихся сумерках на одной из проводок при подходе приманки к берегу возникла волна от гонящейся за «слаломщиком» рыбы. Следующая проводка попучилась более короткой, закончилась она хваткой, и вскоре перед изумленной публикой явился очень симпатичный упитанный тайменьчик. Как выяснилось, шум, возникающий в процессе установки лагеря, а также работы генератора и т.п. не слишком пугает подводных обита- телей.

На короткой дистанции бросать приманки весом 42 и 56 г было не слишком удобно, но то недолгое время, когда я ловил не с лодки, а с берега, приманки проявили себя про сто блестяще.

После залома

3алом прошли, вернее, обошли относительно беспроблемно, таскать ничего не потребовалось. В узкой обходной протоке было лишь несколько сложных мест, где пришлось буквально продираться сквозь ветки и коряги.

Постепенно протока стала расширяться, и вскоре Юрий порекомендовал начинать ловлю. Ширина протоки в тот момент была метров десять, и первоначально я воспринял рекомендацию как шутку, но Юрий не шутил — вскоре по рации пошли сообщения о поимках. Первые хватки я благополучно зевнул, но затем началось что-то невообразимое. Заброс на 5 м под противоположный берег, и если хватка происходила не сразу, то под бортом лодки обязательно. Плотность тайменя в потоке была просто феноменальная, ловили все. Хорошо, что экземпляры были немногим более 10 кг, иначе отпускать рыбу было бы сложно — протока хоть и узкая, но относительно глубокая, вылезти из лодки трудно.

Как и предсказывал Юрий, после залома произошли наиболее яркие события. Счет трофеям после залома открыл Михаил Могутов, это произошло на входе в довольно широкий и протяженный плес.

таймень

Когда наша лодка вкатилась в плес, остальные были уже на берегу. За фотосессией обычно следует церемония поздравления. На сплавах, проводимых «Сибирскими экспедициями» существует традиция: после поимки трофейного экземпляра все собираются и поздравляют счастливчика. Что это — некий психологический прием или что-то еще, не знаю, но я воспри нимал ее как определенные правила игры и им следовал. Таймень, пойманный Михаилом, был в прекрасных кондициях — этакий толстячок весом явно свыше 20 кг. Церемония завершена, таймень отпущен, и тут происходит поворотное для сплава событие.
Следует отметить, что гиды на сплаве обычно не ловят, днем во всяком случае. Наши гиды ходили «мышковать» поверхностными приманками по ночам, а что именно — «тайна сия велика есть», обычно они отделывалисб стандартным ответом : «Да так, мелочь, ленки». Александр вел свой «обоз» последним и ловил в случае поступившего заказа необзодимое количество ленков на котлеты.

Максим Сазонов был знаком с Геннадием еще по прошлым сплавам, и когда шло распределение гидов, сделал соответствующий выбор. Геннадий был вторым гидом, державшим на сплаве днем спиннинг в руках, время от времени он его забрасывал.

В тот момент, когда церемония завершилась, Геннадий сидел в причаленной лодке и покидывал в воду здоровенный красноrоловый свимбейт. Не то, чтобы он забрасывал себе за спину, но вполоборота — это точно. И также вполоборота, не глядя, подсек.

Поспе непродолжительного вываживания таймень вышел на поверхность, и его вид вызвал у меня легкую оторопь. Тайменя не взвешивали, на взгляд специалистов его вес был определен как 28 кг. Этот таймень оказался не только рекордом дня, но и всего сплава.

таймень

Честно говоря, когда по завершению церемонии мы поплыли дальше, я еще долго находился под впечатлением от произошедшего, разглядывал опухшие суставы собственных пальцев, размышлял о капризах Фортуны.

Следующий зигзаг удачи коснулся уже непосредствен но меня. и было это так.

С каждым сплавным днем я все более уважительно относился к рекомендациям,Дмитрия, и мои ежедневные уловы продолжали качественно и количественно расти, хотя тот, пудовый, так и оставался для меня рекордным. Особенно впечатляли те поимки, когда действия Дмитрия отличались от действий гидов с других лодок. Вот и на очередном разбое* все пошли правой протокой, а Дмитрий левой, но перед этим он велел мне положить приманку левее островка перед заломом, на стрелке разбоя.

Течение поташило лодку ло левой протоке, я продолжил проводку, и когда лодка уже сваливалась по протоке в яму, вывернувшийся у caмoгo борта таймень схватил воблер. Вско ре благополучно приземленный экземпляр ворочался на отмели, а мы с Дмитрием строили предположения относительно его веса — было ясно, что больше 20 кг но вот наскодько больше — непонятно. Его длины хватило бы и на рекорд, но конституция явно подкачала.

Авангард каравана уже встал на ночевку, и я уговорил Дмитрия, не слишком обрадованного моей идеей, доставить тайменя в лагерь, чтобы взвесить. Многие официальные рекорды по тайменю были зарегистрированы благодаря наличию на сплавах «Сибирских экспедиций» сертифицированной lGFА станции взвешивания. Процедура взвешивания отработана до мелочей и времени занимает немногим больше той же фотосессии. Итог взвешивания и измерения моего персонального рекорда был таков: длина 145 см, вес 52 фунта (примерно 23,5 кг).

Одно из самых ярких впечатлений от сплава — это отношение гидов к принципу «поимал —
отпусти». Нигде я не видел столь искреннегo и трепетного желания сохранить рыбу действительно живой. Нежелание Дмитрия транспортировать тайменя до места взвешивания обосновывалось тем, что рыбу не удастся выпустить на месте поимки.

Мой таймень был единственным взвешенным за весь тур и потребовавшим реанимации. Первоначально реанимацию проводил я, но вскоре замерз, и необходимые процедуры продолжил Юрий. После их завершения таймень блаrополучно отправился под противоположный береr. Поразил меня не столько сам факт успешной реанимаци, сколько искренние поздравления Дмитрия от Юрия Орлова по причине успешного завершения.

С другим гидом

Ротация гидов во время сплава — ситуация рядовая, вот и у нас за два дня до конца сплава она произошла, Я перешел в лодку Геннадия, а Максим — в лодку Дмитрия. К этому моменту абсолютно все качественные и количественные планы были мною реализованы, и мне самому стало любопытно, сумею ли я поймать хоть что- либо с другим гидом.

Утром произошел очередной слом погоды. В прошедшие дни уже были ночные заморозки, лили дожди,и вот опять тучи закрыли небо. До обеда лловля вполне соответствовала погоде — попадались только ленки и таймешата, а после обеда ветер стих, и погода стала улучшаться. Геннадий в отличие от Дмитрия с советами особенно не усердствовал, но лодку вел приблизительно так же.

Теперь, коrда наша лодка шла второй, было любопытно оценить преимущества, которые сулит ловля в авангарде.

На выходе одного из плесов Геннадий предложил пройти по струе в прибрежных корчах. Видимых резо нов в предложении не просматривалось, но я заинтересовался. Выяснилось, что струя это по сути короткая протока на выходе из плеса, просто ее берега основательно завалены деревьями. Но в следующий плес протока вливалась не напрямую, а через выход старицы в плес. Вот на выходе струи в старицу Геннадий и закрепил лодку. Ставлю Laser Рrо 190, делаю первый заброс и сразу же хватка, таймень на 12-13 кг бегает вокруг лодки шустро, в корчах его не взять.

Спускаемся по течению на следующий плес, на отмели освобождаю рыбу от крючков и выпускаю. Геннадий предлагает попробовать подняться наверх и повторно обловить место. Как ни удивительно, но это удается. На этот раз встаем на стрелке основного слива с верхнего плеса и старицы, с этой точки забрасывать придется вверх по течению. Несколько забросов - и еще пара пойманных таймешат до 10 кг. Их удается освободить от крючков, не отвязываясь от корча.

Пока мы возились с таймешатами, подошли лодки под управлением Руслана и Александра, но их цель - сама старица, внутрь которой они и заходят.

Делаю заброс в точку, где струя протоки затихает под противоположным берегом старишы. Воблер проходит метр, и снова следует хватка. Наэтот раз крючок схватил таймень побольше пуда, приходится сплавляться с ним до отмели.

Итоr: 40 минут ловли,4 тайменя и море удовольствия.

Мимо нас проплывают вышедшие из старицы лодки. Как ни жаль, но пора и нам плыть дальше. Вероятно, у моих товарищей по сплаву были не менее насыщенные событиями эпизоды, но специфика сплава нечасто предоставдяла возможность их увидеть.

Заканчивался предпоследний день сплава.

И снова о вкусе устриц

Когда в качестве аргумента в споре приводится известная фраза М.Жванецкого об устрицах, то возникает резонный вопрос: а сколько, собственно, этих самых устриц необходимо съесть, чтобы спорить?

Перенося вопрос на ловлю тайменя, ответственно заявляю: спорить и в мыслях не было, разве что поделиться впечатлениями.

Сначала о сплавном туре. Мои высказывания по поводу нелюбви к сплавам базировались на личном опыте самодеятельных путешествий. Если бы мне вновь пришлось плыть и ловить в одной лодке с еще 3-4 ловцами, то мои впечатления были бы не столь благостны. В описываемом туре все лодки были новые, их надежность сомнений не вызывала, SOTAR (State ofthe Art Raft) - бренд известный. Коrда на сплаве гребет гид, а моя задача только ловить рыбу не отвлекаясь на бытовые про блемы, то причин для нелюбви не остается.

Спали мы на кроватях; мешки, подушки, вкладыши — все новое, палатка высокая, просторная, с печкой. 3а стенкой палатки устойчивый минус, а внутри +18-20. Поскольку все остальные бытовые проблемы тоже решены на высочайшем уровне, то становится понятно, почему клиенты «Сибирских экспедиций» — это, по сути, закрытый клуб.

Много слышал о питании на Юриных сплавах — действительно, разнообразие блюд не уступает организованному в стационарных лагерях, а порой и превосходит. Есть и отработанное под условия сплава меню, довольно оригинадьное, не без изысков и местной специфики.

Ну, и о собственно ловле тайменя, только впечатления. Как я уже упоминал, предыдущая группа за сплав поймала 57 тайменей, наша — 154. Много это или мало — не мне судить, однако все же рискну высказать не которые соображения.

При прочих равных условиях эффект первого заброса неоспорим — «кто первый встал, того и тапки». Точность заброса на порядок важнее качества приманки. Лишний раз убедился: если у вас соответствуюший ловле комплект то проблем просто нет и быть не может. Основное требование — надежность всех элементов снасти.

Я не был заряжен на ловлю рекордных экземпдяров, и, по ощущениям, использовавшегося комплекта мне легко хватило бы для ловли экземпляров на 30-35 кг, а возможно, что и более крупных, но не уверен, Например, Мrахаил Моryтов в ситуациях, когда существует возможность поимки рекордного экземпляра, исключает такие элементы снасти, как карабин и вертлюжок, но использует поводок. Я в карабине и вертлюжке был уверен, правда, при каждой смене приманки подгибал загиб защелки карабина.

Поводок не ставил — надежного, под стать шнуру, у меня просто не было. По уверению знающих товарищей, поводок нужно использовать потому, что при вываживании шнур может попасть за жаберную крышку и обрезаться. Я с этим не сталкивался, но из этого не сдедует, что такого не бывает.

Мне же поводок кажется не лишним по другой причине: таймень вблизи от берега обычно начинает крутиться, наматывая на себя шнур, а при распущенном фрикционе — еще и крест-накрест. Попадание шнура на крючки воблера, а точнее, на бородки тройников вполне возможно, и в этом случае шнур неизбежно обрезается — с этим я как раз сталкивался очень часто.

В Интернете частенько обсуждается tема «приманки для ловли тайменя», и, думаю, трудно найти класс спиннинговых приманок, на которых тайменя было бы невозможно поймать. Посему наилучшая приманка в данном случае — та, на которую вы умеете ловить, все остальное вторично (конечно же, при условии, что при выборе должное внимание уделялось прочностным характеристикам).

Есть у меня и собственное мнение по поводу силовых возможностей тайменя, но воздержусь а вдруг мне еще суждено поймать экземпляр за 50 кг, но уже не фунтов, а килограммов? Вот тогда и выскажусь.

© ООО «Сибирские Экспедиции»

Федеральный Реестр Туроператоров МВТ 003061


Хабаровск, ул. Толстого, 15а, оф. 8

huchoman@uralen.khv.ru

+7 (4212) 30-54-42
+7 909 805-62-22
+7 914 180-11-11
+7 914 541-84-26

Официальная станция взвешивания IGFA